Короткие порно рассказы Анны Дринк

Эротические странички от Анны Дринк

Эротические рассказы Анны Дринк Письмо Анне Дринк Карта сайтика Анны Дринк   
! NEW !
Мои тайные странички
Мой "Реквием по мечте"
ЭРОТИЧЕСКИЕ ДНЕВНИКИ
Предисловие к эротическим дневникам
Гости
Ремонт
Поездка на юг
Поездка на дачу
Кошмар в автобусе
Новый ночной магазин
Футбольная площадка
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ
Предисловие к эротическим фантазиям
Оргии
Оргазм
Просто так
Секс втроём
Чистое безумие
Завтрак на траве
Ужин при свечах
ОТКРОВЕННЫЕ ПРИЗНАНИЯ
Предисловие к откровенным признаниям
Игрушки
Самураи
Алкоголь
Вчера в кафе
Собачья жизнь
ЭРОТИЧЕСКИЕ МИНИАТЮРЫ
Предисловие к эротическим миниатюрам
Лика танцует
Маришка в кафе
Новая революция
Буду как смерть
Вижу серые облака
Сквозь сигаретный дым
Бутылка с узким горлышком
МАЛЕНЬКИЕ ПОРНО РАССКАЗЫ
Предисловие к порно рассказам
Лика
Люда
Лена
Лана
Зура
Ирка
Янка
БОЛЬШИЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ
Предисловие к эротическим рассказам
Как я отдалась вепрю
Подвывих
'М'
Люся
Синяя куртка для привлекательной девушки
Креатив на грани безумия
Зона молчания
МОИ СОБЛАЗНЕНИЯ В РАЗНЫХ МЕСТАХ
Предисловие к соблазнениям
В парке
В казино
В машине
В гостях
У меня дома
 
РЕКЛАМА
 

 
НОВАЯ ЖЕСТЬ
 
Предисловие к циклу 'Новая жесть'
Секс с негром: мой первый опыт
Любительское порно видео: мальчики голубого цвета
Фото мобильным телефоном: трусики под юбкой
Как правильно дрочить: уроки женской мастурбации
Как правильно дрочить: уроки мужской мастурбации
Голые секретарши: доминация и подчинение
Красивые голые девушки: страпон, наручники и плётки
СКАЗКИ
ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
Сказочное предисловие
Секс на выпускном вечере
Секс на диком пляже
Секс на крыше небоскрёба
Секс на лобном месте
Секс на острове
Секс на кухонном столе
Секс на столе большого начальника
ТАЙНЫЕ ЖЕЛАНИЯ МАЛЬЧИКОВ
предисловие
Ваня
Федя
Витя
Леха
Илья
Саша
Петя
Вася
Ашот

М

(моя эротическая проза)

Третий правдивый рассказ

► Начало

    Привычная давка в метро, привычные уставшие, безнадёжно стареющие лица работяг, чьих-то жён, редких студенток и возвращающихся со своих тренировок подростков. Рядом висит на поручне полусонный мужичок, какой-нибудь, вероятно, сантехник, и Валера слышит запах его перегара. Тоска. Сегодня дали зарплату, сегодня пятница, и, значит, завтра выходной. Скорей бы тепло. Скорей бы тепло и солнце, и конец слякоти, и переход на лёгкую весеннюю одежду… Он вспомнил, как довольно потирали сослуживцы ладони, как разбивались «по трое», как кто-то (кажется сам начальник) сказал: «In vina veritas, Валера, что значит – истина в вине!» Кто-то рассмеялся и подтвердил, что без хорошей дозы спиртного жизнь на земле была бы невозможна. Вот идиоты, думал Валера, так и проживут, от зарплаты до зарплаты, с полупохмельной болью в голове. Проживут, наивно полагая, что истина действительно в надбавках, дачах, машинах, рыбалке, в охоте и бабских сплетнях-пересудах.
    Болоневые куртки и пальто, пальто, пальто, тяжёлые каракулевые шубы, каракулевые шапки, лисьи полушубки, шубки, вытертые и куцые кролики. Валеру крутило от какой-то странной, необъяснимой, невыразимой и безымянной тоски: завтра субботний день, деньги, март, - а на верху, на улицах подлый снег, подлый мокрый снег и ветер, грязь на спортивных площадках, пустые скверы и скамейки, на которые не сядешь.
    Пусто в мире. Валере невыразимо тоскливо, муторно, будто выпил натощак разливного пива, и Валере уже невтерпёж.
    Вот же, едут к своим жёнам, едут к мужьям, едут к любовникам и любовницам. И что? Зачем? За короткой иллюзией удовольствия? За тем, что можно за две минуты сделать самому себе? За ложью, за странным двойным и обоюдным обманом? Зачем?!!
    Валера остро ощущал приближение весны. По его внутреннему календарю весна месяц как пришла, но городские и школьные дворы будто не желали этого знать, будто отчаянно сопротивлялись солнечным лучам… будто природе нравились все эти тяжёлые тёмные шубы, шапки, сапоги и зимние ботинки.
    Ещё неделю, ещё недельку, - уговаривал себя Валера, - потерпи недельку, настоящая полноценная весна придёт в один день: бах, и… и… девочки, девочки скинут вязаные поддёвки, перейдут на свободные платья и простенькие ветровки, потерпи, потерпи, через неделю головки закружатся у многих, многие захотят чего-то нового, неведомого, сладкого, невыносимо сладкого и запретного. Запретного, разумеется, до поры. Год-два, и запретное превратится в обыденное, в рутинное, в этот жалкий обман, к которому едет сейчас вагон, электричка, метрополитен, город, мир. И надо успеть, надо во что бы то ни стало суметь поймать этот трепетный, этот ускользающий и неповторимый миг…
    Если бы Валере завязали чёрным плотным платком глаза и попросили бы отличить молодую женщину от девушки, он бы безошибочно отличил. Он бы угадал разницу между девушкой и девочкой. Он бы отличил девочку, которая впервые влюбилась, от девочки, которая только-только ждёт любви, но ещё не знает имени своему томному и смутному чувству. А сняв с глаз повязку, Валера, подобно опытному педиатру, точно бы назвал будущую дату первых месячных, и, главное, точно определил бы: пойдёт она с ним на контакт или нет. Но Валера не был педиатром и, как ни странно, вообще не знал ни медицины, ни подростковой психологии. Он всего лишь скромно работал на заводе и жадно, жарко жаждал своего кусочка любви, кусочка странной, острой и больной любви.
    Если бы ему завязали глаза и выпустили на весеннюю школьную площадку во время перемены или урока физкультуры, если бы позволили один раз, только один раз выбрать, то он безошибочно выбрал бы ту единственную и неповторимую, ту неприметную тихоню, ту робкую и застенчивую девочку, что безропотно и смиренно ждёт его появления.
    «Если бы ему завязали глаза». Разумеется ни о чём таком он не думал, он ехал, как все, домой, но что-то, какое-то шестое чувство в очередной раз безошибочно подсказало ему, что в вагоне, где-то рядом, совсем близко она.
    Валера обернулся и… у него перехватило дыхание: она. С ранцем за спиной и мешком на верёвке для сменной обуви. Вот чёрт, лучше бы не оборачивался! Ещё неделю, ещё одну только неделю подождать, перетерпеть, и всё будет иначе, всё будет… Валера быстро обернулся ещё. И ещё. Она смотрела прямо перед собой.
    Ездит, значит, в какую-то специализированную школу. В школу, например, с углублённым изучением языков. Или, наоборот, в школу для слаборазвитых детей. Это хорошо. Хорошо, что школа находится не в двух шагах от дома. И остаётся, значит, на продлёнку. Можно её встречать, можно провожать. Долго, долго-долго провожать, а в толпе, в толпе можно подолгу держать её за руку. Если у неё нет отца… или отец пьющий… или изверг… Валера коротко обернулся, она же улыбнулась. Нет, не Валере, на Валеру она не смотрела. Она смотрела прямо, но ни на кого. И улыбнулась будто себе, будто своей счастливой мысли, но Валера понял: она улыбнулась ему, его присутствию, его взгляду.
    Вагон остановился. Она, вместе с другими пассажирами протиснулась между Валерой и ещё кем-то, направилась к открытым дверям. Валера почти машинально сказал себе «потерпи ещё неделю», и направился следом за девочкой.
    Она переходила на другую ветку, а он старался не смотреть в её сторону и всё повторял себе, что едет «просто так, на всякий случай, лишь глянуть, глянуть, глянуть в какой стороне она живёт, в каком районе, в каком доме, в новом или старом, просто так…»
    Девочка не стала останавливаться, а по свободной левой стороне эскалатора бодро побежала вверх. Валера – следом, но между вклинился ещё человек. И ещё. И ещё. Если бы Валере завязали глаза…
    Вчера Валера уже выходил на охоту. И три дня назад. И на прошлой неделе. Безрезультатно. Проклятый снег. Проклятое враньё. И сегодня получится, что его задержали на работе. Скажу, что мужики зарплату обмывали, а я, а мне неловко было отбиваться от коллектива, пожевал с ними воблы.
    По этой линии Валера ни разу не ездил. То есть город он знал хорошо, и хорошо чувствовал его закоулки, близость заросших кустами скамеек и деревянных домиков-теремков с похабными надписями и нацарапанными на досках телефонами малолетних шлюшек (он иногда списывал или запоминал эти номера, но никогда не звонил, понимая, что шанс договорится по телефону крайне невелик), хорошо, по какому-то наитию находил дворы, где наслаждались или маялись своим одиночеством ждущие ласки девочки. Валера ни разу в эту часть города не выезжал специально, не выезжал по нужде, на охоту. И сейчас ему показалось, что это судьба, что сегодня обязательно повезёт, что он не может… Не может позволить себе потерять её. Не может… Валера понял, что вот-вот у него начнётся невыносимая, изнурительная, мешающая слежке эрекция. Он не считал это чувство похотью, более того, ему казалось, что то, что происходило в штанах, не имело никакого отношения ни к девочкам вообще, ни к намеченным «жертвам», ни к возможным будущим любовницам. Член его сначала сжимался до неимоверно детского размера, начинал пульсировать и как-то подёргиваться, будто желая совсем уйти, спрятаться в тело, затем начинало щемить яички, пульсация передавалась и в мошонку: мешочек то раздувался, то сдувался так, что до боли сжимал собственное содержимое и, вот, мужское оружие разворачивалось в трусах, разбухало, росло, упиралось в резинку, ширинку, ремень, и твердело окончательно и бесповоротно. Так и сейчас. Перед девочкой случайно освободилось место, она спокойно села, скинула с плеч ранец, перетащила его на коленки, а мешок со сменкой зажала между ног.
    Не смотреть в её сторону. Не смотреть, не смотреть, не смотреть. Думать о чём-нибудь другом. О чём-нибудь думать. Не думать вообще. Но если бы даже Валере завязали глаза… Прижаться пахом к поручню. Сделать себе больно. Закусить с внутренней стороны щёку. Не думать. Не смотреть. Что говорить жене? Когда подойти к девочке? Или только выследить, где живёт? Или заговорить? Я сегодня без подарков. В каком-то медицинском журнале читал про этих, как их, про экс… про эксгибиционистов… прямо в общественном транспорте могут… странно… какое же это удовольствие? Избить могут. Поймать. И вообще. Неприятно. А руки в семени. А штаны. А запах. К запахам Валера относился внимательно. И ни то что бы он специально обращал на них внимание, но в моменты опасности, или предвкушения, или наивысшего возбуждения нюх его обострялся, фиксировал оттенки, новое и необычное и, будто бы, классифицировал и записывал пойманные нюансы на специальную плёнку… И в данную минуту через два пролёта сидений до Валеры донёсся запах дешёвенького одеколона «Гвоздика». Словно бы тысячи незримых усилителей взяли у девочки лучшие её флюиды (да, примитивные букеты примитивных копеечных духов выступали изысканнейшими флюидами) и нечеловеческой силой задули их в ноздри Валеры.
    Читает. Что она читает? Учебник? Книжку? Подойти? Обратить на себя внимание? Рано? Поздно? Её школа в другом месте, значит, подруг у неё мало. И в школе, и во дворе. Необщительная. Скромная. Тихая. Послушная. Послушная, послушная, послушная. Жена тоже тихая и скромная. Жена тоже послушная. Жена верная. Верная жена. Год, два, три, и она, и эта девочка станет скучной, неинтересной серой мышкой. Станет верной, послушной, доверчивой и обыкновенной. Валере стало казаться, что она единственное истинное чудо, что она создана специально для него, что она обязательно его полюбит, что они уедут куда-нибудь далеко-далеко… Нет, далеко не надо, далеко опасно. Можно снять номер в каком-нибудь недорогом подмосковном пансионате… Скоро весенние каникулы. Можно взять отпуск за свой счёт. Но как объяснить отъезд жене? Как объяснить присутствие девочки, которая не указана в паспорте. Вписать в паспорт ещё одного ребёнка?
    - Вам плохо? – его взяла под локоть какая-то женщина лет тридцати, Валера сразу понял, что одинокая, понял, что она не просто так, не из сочувствия…
    - С чего вы взяли? Всё нормально.
    - Но вы так побледнели. И лицо так перекосило. Я подумала… Посмотрите, у вас лоб мокрый. Я подумала, может сердце…
    Вот дура, чуть не проехал.
    Валера выскочил на перрон.
    Девочка подошла к скамейке, поставила на неё ранец, положила сменку, убрала книжку в ранец. Валера успел разглядеть учебник немецкого языка для шестого класса. Немецкого он не знал. Даже пары слов для знакомства.

продолжение продолжение рассказа
Магазин женского белья

БОЛЬШИЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ

Как я отдалась вепрю
Подвывих
"М"
Люся
Синяя куртка для привлекательной девушки
Креатив на грани безумия
Зона молчания
 
РЕКЛАМА
 

 
КОНКУРСЫ
 
Конкурс
эротической фотографии

Правила конкурса »
Литературные конкурсы
Правила »
Эротическая библиотека: тексты наших гостей
Русский «Декамерон»
 
НЕ-ЭРОТИКА
 
Реклама на сайте
Адалт мастеру
О работе
Мои публикации
Моя боль
 
РЕКЛАМА
 
Сексуальная сорочка с большим вырезом


МАГАЗИН ЭРОТИЧЕСКОГО БЕЛЬЯ
магазин эротического белья
магазин эротического белья
Советы мужчинам: как выбрать женское белье »
Подробнее >>
*
 
РАЗНОЕ
 
Виртуальный шопинг
Секс и Дзен

Главная | Моя фотогалерея | Мой интернет-магазин | Реклама на сайте | Ссылки
Использование материалов сайта разрешено только с разрешения автора, использованием активной ссылки на www.an-club.ru и упоминанием ника Анна Дринк
Created by AnnStudio©